Смирнов владимир, г. волгоград, не пью 2 года

От Луки святое благовествование
Глава 24

12  Но Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему.

13  В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус; 14  и разговаривали между собою о всех сих событиях.

15  И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними.

16  Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его.

17  Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?

18  Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни?

19  И сказал им: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; 20  как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его.

21  А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло.

22  Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба 23  и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив.

24  И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели.

25  Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки!

26  Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?

27  И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании.

28  И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее.

29  Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними.

30  И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им.

31  Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них.

32  И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?

33  И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними, 34  которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону.

35  И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба.

Свернуть евангельский текст

Источник: http://www.dimitrysmirnov.ru/

Владимир Горюнов: Влево-вправо никогда не вилял, жил и живу волгоградс

«СПОРТ-ТАЙМ», 31 октября 2017 года.

Экс-президент «Ротора» Владимир ГОРЮНОВ – целая планета, человек, с именем которого связаны лучшие годы волгоградского футбола. При нем были самые большие победы, еврокубки, эпические баталии с «Манчестер Юнайтед».

После расформирования «Ротора» он ушел на второй план и никак не реагировал на то, что вокруг него и его детища – Центра спортивной подготовки по футболу – развернулась настоящая информационная война. На протяжении 10 последних лет он не давал никаких комментариев.

И вот решил нарушить молчание ради откровенного интервью для издания «СПОРТ-ТАЙМ». Беседу провели журналисты Сергей Хохлов и и Адиль Зодоров.

«Отстранить меня от футбола невозможно»

– Давно последний раз давали интервью?

– О футболе не говорил с 2007 года. С тех пор обо мне много чего писали и говорили, даже по телевизору показывали, переворачивая все как только можно, а я никаких комментариев не давал.

– Какое-то время вы прожили в затворничестве, потом были руководителем ЦСП, а сейчас снова пребываете в своего рода отстранении.

– Отстранить меня невозможно. Я жил и живу волгоградским футболом, служу ему уже вот 40 лет. М**дой влево-вправо не вилял, – вы так и пишите, – не бегал по разным областям в поисках счастья. Хотя, – сейчас уже могу говорить об этом смело, – предложений было полно.

Я оставался предан волгоградскому футболу и пытался наладить ситуацию по мере своих сил и возможностей. Да вы бы знали, сколько всего я могу рассказать о тех, кто поливал меня грязью с 2007 года, пытаясь выставить себя честными и радеющими за спорт! Но никогда не вешал никому ярлыки и не собираюсь это делать.

Да, я человек горячий, могу высказаться в грубой форме, но чтобы выносить все на суд божий…

– Когда со всех сторон начали атаковать вас, что испытывали?

– Думал: «Как же так?». Я же мечтал, что в Волгограде прозвучит гимн Лиги чемпионов. Зарабатывая огромные по тем временам деньги, я охотно премировал футболистов. Сверх контракта награждал их крупными суммами, машинами, квартирами.

Да мы «Трактор» с боем восстанавливали! Впоследствии на этом стадионе дубль «Ротора» стал чемпионом страны, а молодежная сборная России выиграла отборочный матч чемпионата Европы у албанцев. Победный гол забил Олег Трифонов, наш игрок в то время.

За Центральный стадион мы воевали неизвестно с кем – там же вообще был авторынок. Я все это к чему говорю… За что бы мы ни брались, доводили это до ума. Примеров таких масса. А что потом? Почти ничего не осталось… Все гибло на наших глазах. А футбол – это не только игроки. В этой машине важна каждая деталь.

Человек, который стрижет газон на поле, повар и даже уборщица, подметающая раздевалки – все это неотъемлемые составляющие, от работы которых зависит результат.

«Зачем быть лучшей метлой среди веников?»

– Коснемся перевода центра подготовки спортивного резерва с вашей базы в Волжский…

– Удивляюсь тому, кто посмел подставить губернатора с этим лагерем «Сокол»! Местность площадью 2 гектара – какой там может быть футбол? Для нормального центра нужно минимум 5-6 полей.

Мы ведь живем в зоне засушливого земледелия, а ребенок своей маленькой стопой выбивает поле гораздо быстрее, чем взрослый. Поэтому износ газона быстрый, и полям нужен отдых. Я уже не говорю о подсобном хозяйстве.

Место для проживания, медицинский и восстановительный центры, столовая, помещения для техники и транспорта – это ведь тоже неотъемлемая составляющая. И школа должна быть рядом.

Как они думают запихать это все на 2 гектара? А ведь губернатор нацелен на благое дело – развитие детского футбола. Но, я считаю, кто-то специально это решение протащил, это прямо какой-то политический заказ, по моему мнению!

– А вообще какие у вас сейчас отношения с властью?

– Она у нас вполне адекватная, и областная, и городская. Бочаров правильную задачу назвал – делать ставку на местных футболистов и развивать футбол в регионе.

Благое дело! А что в итоге? Вот что в дубле «Ротора» делают 40-летние? Откуда перспективы, о каком развитии можно тут говорить? Да, с довольной миной доложили губернатору на планерке, что мы первые во второй лиге.

Но какой смысл быть лучшей метлой среди веников? Лучше бы в том же КФК продолжали играть, но растили молодежь.

– Всюду пишут, вы получали средства из бюджета на содержание ЦПСР, но использовали их для личного обогащения.

– Это еще одна наглая ложь. Дескать, Горюнов хапнул себе бюджетные деньги. Да на содержание самой базы никто ничего не давал. Из 22 миллионов, что выделяла область, около 16 уходило на зарплаты 30 тренерам, бухгалтерам, методистам и другим работникам.

Плюс налоги на эту сумму, плюс содержание имущества, которое было в Волжском. Вот и все. А мячи, форма – откуда, думаете, они? Сам ведь достал. За аренду полей не брал ни копейки, а для оплаты коммунальных услуг сам находил средства, крутился, как мог.

Читайте также:  Первые признаки и симптомы алкоголизма у мужчин и женщин: причины и проявление алкогольной зависимости

Расформировать такое учреждение – это же преступление!

– Тем не менее жизнь на вашей базе по-прежнему кипит…

– Уже не так, как раньше. Волгоградских детишек перевели в областную школу олимпийского резерва, но они продолжают ютиться здесь, потому что там нет никаких условий.

Говорят, я начал брать деньги за аренду полей? Докладываю: стоимость – 500 рублей в час. Сумма смешная, но и этих денег я уже с мая не видел. И средства-то не в мой карман уходят.

Нужно ухаживать за полями, а также убирать на них и в раздевалках – все это требует затрат.

Я сегодня не госслужащий, не член Исполкома РФС, но при этом УЕФА проводит у меня на базе семинар. Это ведь что-то значит? Сразу пошли сюжеты об этом по центральным каналам, минспорт даже собирался сделать здесь федеральный центр подготовки. Регион получил бы средства на развитие спорта – что, кому-то плохо было бы от этого?

– Вы и сами живете здесь?

– Да, с тремя детьми. Я был депутатом двух созывов, президентом не самого бедного клуба. Но никогда не стремился положить побольше денег себе в карман. Я мог себе дворец воздвигнуть в любой точке земли, но ни разу об этом и не подумал.

А всегда жил волгоградским футболом, все силы и средства вкладывал в него. Мне 68, рано или поздно настанет время уходить на тот свет. И хоронить меня будут в белом костюме и клубном галстуке «Ротора».

В знак того, что перед волгоградским футболом я чист.

«За счет бюджета результата не сделаешь»

– Вы согласны с тем, что ставка должна делаться на местных игроков. А если в них не видно перспектив?

– При всей своей взрывной натуре я имею терпение на футболистов. И многих молодых местных игроков я тащил за уши. Любому тренеру все равно, кто в команде – лишь бы результат был. Неважно, местные у него игроки или африканцы. А ведь на футбол нужно терпение.

Ни один периферийный клуб никогда не сыграет на варягах. Основа должна быть местная. А мы все пыжимся, берем людей, откуда ни попадя, а своих упускаем.

Вот почему Крутов на скамейке запасных? Да я даже на маленьком экране вижу, что это талантливый мальчишка! Дайте ему поиграть, пусть проявит себя. А то ведь потерять парня можно.

Когда на трибунах сидят семья, невеста, друзья футболиста, сосед, который завтра может сказать «ну чего ты так облажался вчера?», он играет совершенно по-другому. Поэтому и надо делать ставку на местных, а приезжими только точечно усиливаться.

– Много кого знаете в нынешнем «Роторе»?

– До недавних пор их было двое. Первый – это оператор – Эдуард Кучур. Когда Эдик только пришел в наш клуб, тренеры – не стану называть их фамилии – хотели сменить его. Говорили, нужен опытный, солидный оператор. Я же не позволил, потому что видел, как парень относится к делу. Второй – Валерий Есипов, уже в клубе не работающий. Больше никого не знаю.

– А что нужно для побед «Ротора»?

– Есть главное: у нас в регионе за футбол болеет губернатор. Но не он же будет переставлять ноги игрокам. Он делает главное: дает добро на развитие футбола, выделяет на это средства.

А в остальном – крутитесь, ребята! Уважаемые руководители клуба, работайте! Создавайте структуры, где можно зарабатывать деньги. Когда Волгоград утвердили на проведение матчей ЧМ-2018, таких структур можно было создать огромное количество.

А уж при той поддержке, которая есть у нашего футбола в силовых структурах, давно уже надо было играть в Премьер-лиге. Не сплетнями заниматься, а конкретным делом. ФНЛ – это разве уровень? Как можно какому-то «Шиннику» проигрывать? Да половину команд в этой лиге нужно просто перебегать.

А наши балбесы ведь не бегут! У меня бы они побежали, еще как побежали бы! Всех собак в итоге повесили на Есипова, а это ведь мутеж, не более того.

– То есть на одни бюджетные деньги профессиональный футбол развиваться не сможет?

– Знаете, мне стало жутко, когда я услышал, что Бочаров ушел со стадиона во время матча против «Олимпийца» после второго пропущенного гола. Не дай Бог, он сейчас махнет рукой на клуб. А ведь морально будет прав. Ведь он, работая в очень непростых условиях, выделил деньги. Люди одеты, обуты, сыты, зарплаты всегда получают вовремя.

И если губернатор увидит, что результата нет, то футбол в Волгограде умрет навсегда. Потому что руководители нынешнего «Ротора» – клуб, кстати, незаслуженно носит это имя, – только и ждут денег из регионального бюджета. Попыток найти другие источники дохода с их стороны нет.

А бюджет – это что, дойная корова? За все должен платить губернатор? А вы тогда на хрена, ребята?

– Что скажете о создании команды «Ротор-Волгоград-2»?

– Один раз видел ее: в Волжском, когда они играли с «Торпедо». В той игре мне очень понравился вратарь. Не знаю, что за парень, но он отбивал почти все. А остальные… Ну в защите играют люди, которых любой нападающий обгоняет задом.

Что это за команда? Зачем она с 40-летними совалась во вторую лигу? Оставили бы мальчишек, дали бы обкататься в КФК. Вообще, почему футбол загибается  – потому, что не дают развиваться молодежи. Во второй лиге, я считаю, обязательно нужно ввести возрастной ценз – это советская система. В первой – должны играть двое до 18 лет.

В Премьер-лиге – до 20. Тогда и будет развитие. А так мальчишек просто губят на скамейках.

«Дайте поле и мяч»

 — Как развивать детский футбол?

— Я согласен, что Горюнов такой-сякой. Пусть будет так. Но тогда сделали бы после меня что-то лучше. А что произошло за эти 10 лет? Кто-то поднял футбол? Мы не работаем  профессионально с детьми, и это самое страшное. Тренеры не учатся, не посещают семинары, не повышают квалификацию.

Некоторые с умным видом заявляют, что работают по немецкой системе.  Которая, между прочим, в стенах этой базы вырабатывалась. И соавтор ее — Дмитрий Никитин, парень с Волжского, работавший у меня в центре. А немцы лишь консультировали.

И установка от них была одна: наберитесь терпения!

— Тренерская проблема, говорят, сейчас по всей стране стоит остро.

— Я вам расскажу, каков современный тренер. Приехала сюда однажды юношеская сборная России. Тренер походил, посмотрел номера и сделал вывод, что ему здесь не комфортно. Поля он даже не смотрел. Вот он современный тренер: ему нужен золотой унитаз и  серебряное биде. В итоге этот, с позволения сказать, специалист поехал, куда надо. А те же исландцы остались.

В дождь  ребята на поле боялись выйти, говорят: «Сэр, испортим газон». Я говорю: «Тренируйтесь, поле поправлю!» В итоге они переобулись в мягкую обувь, какие-то легкие упражнения поделали и ушли. А потом обыграли всех! А наши только по забитым- пропущенным на второе место ускреблись. Вот вам и отношение к делу.

А оно ведь детям передается, черт возьми! Валерий Газзаев, когда привозил сюда основную сборную страны для подготовки к отборочному матчу чемпионата мира, так не поступал. Он приехал, поставил сумку, пошел смотреть поля. Вернулся, говорит: поля мне нравятся, а что касается питания, всем известно, что оно здесь лучшее в стране.

Разницу видите? А Прокопенко, царство ему небесное, вообще говорил: для подготовки нужно только хорошее поле и правильно накаченный мяч — все! 

— А как на детях может отразиться нехватка соревновательного опыта?

— Детям вообще по рукам бьют. В данном случае правильнее сказать — по ногам. Первенство города среди детей действительно не проводят: сказали, у Горюнова на базе нельзя. То же самое с областью.

РФС и Минспорта считают, что здесь много чего можно проводить — моя база во всероссийский реестр входит. Недавно, кстати, очередной семинар РФС здесь был, но пресса не в курсе.

Ну разве можно людям знать, что союз что-то на базе у Горюнова проводит? С детьми надо работать.

Читайте также:  Живу за границей, у нас не лечат алкоголиков, нет групп для анонимных алкоголиков

Есипова перехватили у Лобановского

— Сегодня огромное влияние в футболе имеют агенты. Это звено помогает развитию или препятствует ему?

Да это кучка бездельников и  кровососов. Мальчишка 17-18 лет хвалится своей девочке: «У меня есть агент!» Он еще даже не футболист толком, а крыша уже дымит, радуется. А агенты — это лишь спиногрызы.

Поэтому хочу обратиться к молодым футболистам: если хочешь играть, то работай над собой. И не обращай внимания на агентов. Если ты обладаешь талантом, то тебя обязательно заметят настоящие специалисты. Приедут из какого-нибудь клуба и заберут.

Я сам целую кучу таких привозил. Того же Павлюченко. 

— А Есипов как к нам попал?

— В начале 90-х игроки массвою побежали на Украину, и Валера был из таких — его забирали в Киев. Ну а Вячеслав Колосков, глава Российской футбольной федерации, дал мне задание: верни Есипова. Я побогаче всех тогда был, поэтому он и поставил эту задачу передо мной.

Прежде чем броситься за Есиповым, я изучил ситуацию. Узнал, что киевляне с «Факелом» за Валеру не рассчитались. Сразу организовал встречу с тогдашним президентом воронежцев Муштаковым, параллельно позаботился, чтобы из Волгограда в Воронеж доставили 10 миллионов. Так все и решили.

Есипов, правда, недоволен был — с ним ведь никто не разговаривал даже.

— Его как-то убедили, что лучше Волгоград, чем  Киев?

— Я сначала отправил машину за его отцом в Курскую область, и когда Валера с женой приехал, мы уже сидели за столом в гостинице «Октябрьской».

Есипов упирался, жена тоже говорила о Крещатике, но мне удалось найти с ними общий язык. Доходчиво объяснил парню, что у него появляется громадная перспектива — в том же «Факеле» игровой практики он не имел.

Правда, чуть не возникло еще одно препятствие — тренер, Владимир Сальков, не хотел  ставить Валеру в основу.

— А с этим как справились?

— Да легко. Я же всегда знал, как мотивировать людей, с которыми работаю. Вот Сальков мне сказал, что Есипов ему не нравится. Дескать, в игру команды не впишется. Я и говорю: проблем нет, Максимыч, в Москву его продам, «Спартак» интересовался.

Для чего я это сделал? Знал ведь, что у Салькова в этот момент проснется самолюбие, он непременно начнет мыслить: вот заиграет Есипов в Москве, и скажут, что Сальков не смог раскрыть его талант, а у них  получилось.

Так что к следующему после нашего разговора матчу Валера уже был в основе. 

— И как проявил себя в той игре?

— Оформил победный дубль. Я тогда на выезд в Ростов не поехал, сидел у себя в кабинете, но мне докладывали, как дела обстоят. Звонят в первом тайме: «Ведем 1:0, какой-то шкет белобрысый забил, на «Е» фамилия начинается». А по окончании игры: «Победили 2:0,  второй гол тоже Есипов забил».

 По возвращении в Волгоград прибегает ко мне Сальков, а я ему и говорю: «Все, продаю я Валеру в «Спартак», уже все согласовали». Сам же, конечно, ни с кем ничего подобного не обсуждал. Максимыч сразу: «А с кем я останусь? С кем буду играть?» Так Есипов и попал в состав.

А скоро я ему подарил новый «Чероки».

— Другие не завидовали, когда кто-то из футболистов получал такие щедрые подарки?

— Завидовать было ни к чему, потому что я многих так поощрял. И машины давал, и квартиры.  Причем не только самим футболистам, но и их родителям, и даже тещам. Мог себе позволить, потому  что зарабатывал все это сам. Через два дня после того, как Валера получил ключи от «Чероки», он заплаканный зашел ко мне и кинул их на стол.

Я начал выяснять,  в чем дело, а он рассказывает: «Да вот тут некоторые говорят, что я доношу вам на них, и за это  вы мне дали машину». Ну,  я вечером созвал всех на внеочередное собрание, начал с отдаленных тем, а потом добрался и до этой. Объяснил все  максимально доходчиво: кто еще пасть раскроет – потеряет все, что имеет. Я же не государственные средства перераспределял по своему усмотрению.

А то, что заработал сам. И все, больше таких разговоров не было.

— Сейчас в «Роторе» смена  тренера, как раз Есипов ушел, пришел Павлов — что скажете об этом назначении?

— Уход одного тренера и приход другого в футболе обычная практика. Но Валера работал в безумных условиях. Ни игроков, ни домашнего поля, ни профессионалов в клубном  руководстве. А футбол — это индустрия, в нем все эти детали очень важны. Но в итоге Есипов вроде как оказался во всем виноват, что одновременно и смешно, и горько, и даже противно.

 Что касается Павлова, то его я тоже отлично знаю. Наш ведь, волгоградский. Чтобы остаться  в ФНЛ, такой человек клубу нужен. Он разбирается в футбольном хозяйстве, обладает  хорошими организаторскими способностями. Говорят, хочет еще в руководство кого-то своего привлечь, и в этом я его понимаю. Так что сейчас Павлов — это оптимальный вариант.

А вот что дальше будет – посмотрим, тут я не могу прогнозировать. 

Источник: http://v102.ru/news/68340.html

Владимир Смирнов: Современный меценат – тот, для кого слова

Павел Давыдов: Ежегодно 13 апреля в России отмечают день мецената и благотворителя. Дата праздника связана с днем рождения Гая Цильния Мецената, известного римского аристократа, покровителя художников, артистов, музыкантов. Он родился 13 апреля 1970 года до нашей эры.

И, как можно догадаться, от его имени и произошло слово «меценат». Сегодня по всей стране проходит презентация благотворительных проектов в сферах культуры, науки, образования и здравоохранения.

Но отмечу, что День мецената и благотворителя не является государственным праздником в России, а существует исключительно благодаря общественной инициативе.

У нас в гостях Владимир Смирнов, учредитель частного благотворительного фонда и центра «БлагоСфера». Владимир Альбертович, здравствуйте.

Владимир Смирнов: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Позвольте поздравить вас с профессиональным праздником.

Владимир Смирнов: Спасибо.

Павел Давыдов: Я думаю, таковым он для вас является. Скажите, пожалуйста, а чем же так важен сегодняшний день?

Владимир Смирнов: Мне кажется, меценатство и благотворительность – это общечеловеческие понятия, которые в идеале должны быть не чужды любому человеку, живущему в нашей стране и не в нашей стране – неважно. То есть наша задача, чтобы это был праздник для максимально большого количества людей нашей страны.

Павел Давыдов: И таким образом как можно больше людей присоединится к благотворительной сфере?

Владимир Смирнов: Конечно.

Павел Давыдов: Владимир Альбертович, а кого сегодня можно назвать современным меценатом? Кто эти люди?

Владимир Смирнов: Современный меценат – думаю, что это тот человек, для кого слова «помощь», «благотворительность», «сострадание», «милосердие» являются частью жизни.

Павел Давыдов: А вам не кажется, что благотворительность в современной России превратилась в некий модный тренд, я бы даже сказал, настоящую индустрию добра со своей инфраструктурой, со своими позитивными и даже негативными моментами?

Владимир Смирнов: К сожалению, сегодня, насколько я знаю, от 8% до 10% населения участвует в регулярной благотворительности, и мне кажется, что это очень мало для страны.

То, что касается позитивных и негативных моментов, они всегда будут, и особенно в период становления. То есть сегодня благотворительность российская только проходит путь становления. И я думаю, что будет как много положительных моментов, так и много отрицательных, и не нужно этого бояться.

Павел Давыдов: А что сегодня заставляет, или, точнее, мотивирует бизнесменов работать в благотворительной сфере, помогать нуждающимся?

Владимир Смирнов: Конечно, существует причина так называемой социальной ответственности бизнеса, что это красиво, что компания должна поддерживать какие-то социальные инициативы. Помимо этого существует социальная ответственность бизнеса в местах пребывания, то есть это взаимодействие с какими-нибудь коренными народами. Мне кажется, что это логично и правильно.

Читайте также:  Галлюцинации после запоя, острый алкогольный галлюциноз, как избавиться от галлюцинаций при алкоголизме

Павел Давыдов: С другой стороны, бывает история, когда бизнесмен таким образом создает о себе позитивный образ: «Я жертвую благотворителям. Смотрите, какой я молодец. И у меня вроде все хорошо: и бизнес хороший, и я с точки зрения общества делаю очень много для благотворительности». Нет?

Владимир Смирнов: Слово «жертвую», на самом деле, не очень хорошее.

Павел Давыдов: Почему?

Владимир Смирнов: Что за жертва? Ты что-то отрываешь от себя, что ли? Нет. Если ты жертвуешь, если пользуешься таким словом, и оно тебе наиболее приемлемо – наверное, это для тебя жертва. Но, на самом деле, это не жертва, а это радость – помогать другим людям.

Павел Давыдов: Очень важное замечание.

Владимир Смирнов: Да. Человек создает образ. Но это такая стадия развития человека, ничего плохого в этом нет. Хорошо, он создает образ. Перейдя на какой-то другой уровень своего развития, возможно, что он уменьшит свое тщеславие и свою гордыню, и просто это для него не будет так важно. Но важно, что в нем останется эта в хорошем смысле привычка делать хорошие дела.

Павел Давыдов: Позвольте немного личный, и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения человека вопрос. Вы как успешный бизнесмен ждете, что инвестиции, которые вы вкладываете в благотворительную сферу, рано или поздно окупятся, и вообще возможно ли это в некоммерческом секторе?

Владимир Смирнов: Я уже несколько лет не бизнесмен, слава богу, и рад этому. Я сегодня профессионально занимаюсь благотворительность, это единственное мое дело, чем я занимаюсь с точки зрения бизнеса как дела.

Павел Давыдов: Владимир Альбертович, возвращаясь к этому вопросу, который я задал – все равно инвестиции есть, деньги есть, они нужны для развития благотворительности. А каких дивидендов вы ждете от этой сферы, куда вы вложили свои собственные деньги?

Владимир Смирнов: Самый главный дивиденд – это развитие общества. Это главный дивиденд, в который я вкладываюсь. Для меня очень важно. Я живу в этой стране, я люблю эту страну, я люблю ее историю, какой бы она ни была, я люблю ее традиции. И мне очень важно, чтобы все виды искусств развивались.

Это обязательно нужно для развития. Но помимо этого чтобы люди обратили свое внимание на какие-то общечеловеческие принципы, которые наиболее доступны – милосердие и сострадание, назовем это двумя словами. Развитие общества по этим направлениям для меня является самым главным итогом или самой главной целью этих вложений.

И очень важно, что ты оставляешь своим детям.

Павел Давыдов: Владимир Альбертович, в свое время в Москве при вашей поддержке и вашем финансовом участии появилась уникальная площадка под названием «БлагоСфера», она объединила общественников под одной крышей. Скажите, пожалуйста, а чем вас заинтересовал этот проект?

Владимир Смирнов: На каком-то этапе развития, участия в благотворительном сообществе и в благотворительных проектах пришло понимание, что просто точечная помощь людям, животным, экологии и так далее…

Павел Давыдов: Всем нуждающимся.

Владимир Смирнов: …она абсолютно нужна, но необходимо помимо этого развивать среду, которая окружает эту помощь.

И сегодняшние 8-10% участвующих в благотворительной деятельности было бы хорошо превратить в 40-50%, как в странах, которые имеют более протяженную историю благотворительности.

На этом фоне появилась идея создать центр, который бы не помогал кому-то конкретно, но помогал развитию сектора целиком в виде передачи каких-то знаний, обмена опытом. И самая главная задача «БлагоСферы» — это вовлечение новых участников в благотворительную социальную деятельность.

Павел Давыдов: Я знаю, что в рамках «БлагоСферы» недавно открылся так называемый медиацентр. Как он будет развиваться, что это за проект и для чего он нужен некоммерческому сектору?

Владимир Смирнов: Медиацентр открылся как проект, он существует уже несколько месяцев. В ближайший месяц-полтора он будет оборудован профессиональным видео- и звукозаписывающим оборудованием, то есть это будет нормальная студия, похожая на ту, в которой мы находимся сегодня.

Павел Давыдов: Создаете нам конкурента?

Владимир Смирнов: Нет, мы не создаем конкурента, но мы будем создавать контент по всей культурно-благотворительной тематике. К сожалению, не так много возможностей у благотворительного сообщества донести свою мысль до окружающих.

Большие фонды, да, могут прийти, провести какую-то пресс-конференцию, мероприятие, видеомост у вас, в «РИА Новости», в «ИТАР-ТАСС», но до этого могут дотянуться далеко не все фонды и сообщества.

А мы предоставим возможность наиболее широкому спектру сообществ производить свой контент, и этим контентом мы с удовольствием будем делиться как со всеми вещательными каналами, с радиоканалами, и также будем выдавать через сети.

И это очень важно, потому что контента социальной направленности не так, ведь эта тема неудобная, не горячая, не продается как горячие пирожки. А так как у нас проект социальный, то нам это будет приятно делать, и помочь другим.

Павел Давыдов: Владимир Альбертович, вы не только управляете своими фондами, но и курируете программы, посещаете дома престарелых, общаетесь с ребятами из детских домов. Более того, вы являетесь постоянным донором крови (такую информацию я тоже нашел). Где вы на все это находите время?

Владимир Смирнов: Я нахожу это время, потому что это является моей на сегодняшний момент профессиональной деятельностью.

Она мне приятна, интересна, и я бы очень хотел, чтобы профессионалов в этой сфере было больше и больше. К сожалению, нам зачастую в благотворительной среде не хватает профессионализма.

То есть есть большой порыв, есть горение сердец, но иногда не хватает профессионализма, и в этом нам нужно подтягиваться.

Павел Давыдов: Но вы говорите о том, что вы этим живете, это ваша профессиональная деятельность. Мы в этой студии неоднократно встречаемся с представителями разных фондов, представителями некоммерческих организаций.

Но далеко не каждый может похвастаться тем, что сам сдает кровь, напрямую общается с ребятами из детских домов. Тем не менее, вам это удается.

Какой совет вы можете дать представителям некоммерческого сектора для того, чтобы они стали ближе к обществу? Потому что, к сожалению, это происходит не всегда.

Владимир Смирнов: Больше любви. Не менее всем не хватает любви. Если у тебя есть любовь, но все остальное – доехать до дома престарелых, или зайти в детский дом, или сдать кровь, — у тебя на все найдется время и силы. То есть любовь – это главная движущая сила.

Павел Давыдов: В свое время в одном из интервью вы сказали следующее: «Мы хотим показать, что благотворительность – это тяжелая и серьезная работа, не менее сложная, чем в банке или на заводе». А для кого это послание: для бизнеса или общества?

Владимир Смирнов: Это, наверное, больше для бизнеса, потому что бизнес сегодня относится к благотворительности или профессиональной благотворительности как к какому-то некому социальному фану, социальному увлечению. Когда разговариваешь с людьми, они говорят: «Да-да. А ты чем занимаешься?» — «Я занимаюсь благотворительностью». – «А, понятно.

А какое дело у тебя?» — «Моим делом является благотворительность». — «Понятно. А чем ты занимаешься?» — «Я занимаюсь благотворительность, это является моей понятной работой». – «А, понятно. Ну, хорошо». И все, и сходит разговор на «нет», потому что это не очень понятные вещи.

И необходимо поднять уровень отношения к благотворительности, и это задача государства, мне кажется, это очень важно.

Павел Давыдов: Владимир Альбертович, спасибо большое вам за участие в нашей программе. Сегодня благодаря вам мы узнали, кто такой современный меценат. От лица телезрителей позвольте поблагодарить вас за развитие благотворительной сферы в нашей стране. Вы помогаете тем, кто попал в беду или нуждается в нашей поддержке.

А еще от себя лично хочу сказать вам спасибо за создание центра «БлагоСфера», и привет его руководителю Наталье Каминарской.

Владимир Смирнов: Спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях был Владимир Смирнов, учредитель нескольких благотворительных фондов, которые сегодня поддерживают российские некоммерческие организации, разрабатывают и реализуют собственные проекты, а также выделяют финансирование на поддержку уникальных, социальных и культурных инициатив.

Источник: https://otr-online.ru/programmy/bolshaya-strana/vladimir-smirnov-25997.html

Ссылка на основную публикацию